Что происходит на российском рынке сертификации?

05.10.2009

Конкуренция на рынке сертификации качества становится все более жесткой.

Одни совершенствуют механизмы работы с заявителями, другие используют запрещенные приемы. Чтобы выжить, малым сертификаторам придется укрупняться.

Окажем профессиональную помощь в любой ситуации, обращайтесь +7 (343) 222-10-20

Обязательная и добровольная сертификация продукции — тема популярная и раскрученная. Сертификаты качества — один из любимых поводов для пиара на любом предприятии. Внутренние же проблемы этого рынка редко привлекают внимание и подвергаются анализу. Между тем после выведения в 2003 году сертифицирующих органов из системы Госстандарта в России появилось большое количество независимых компаний, которые занимаются сертификацией товаров и услуг. 14 мая Президент РФ Дмитрий Медведев своим указом предписал правительству разработать федеральные законы, которые предусматривали бы «замену (в основном) обязательной сертификации декларированием производителем качества выпускаемой продукции». В связи с предстоящей отменой обязательной процедуры сертификаторам приходится все чаще задействовать различные механизмы борьбы за потребителя. Рыночные, а иногда и нерыночные.

Печать добровольности

Вопреки распространенному мнению, обязательный сертификат ГОСТ не гарантирует качества товара. «Термина «сертификат качества» не существует. Это вульгаризм некомпетентных людей. Есть единственный термин — «сертификат соответствия». А вот соответствие каким характеристикам и каких документов он подтверждает, зависит от его содержания и принятых в Системе сертификации правил. В частности, сертификаты Системы ГОСТ Р подтверждают соответствие продукции требованиям безопасности, а отнюдь не всем требованиям к качеству. И в этом смысле называть подобный документ сертификатом качества также совершенно некорректно», — комментирует заместитель директора ООО «Новосибирский центр сертификации и мониторинга качества продукции» Евгений Филатов.

При сертификации ГОСТ Р продукт проверяется на безопасность, иногда на соответствие экологическим требованиям, иногда на маркировку (чтобы исключить обман покупателя), а также на электромагнитную совместимость. В некоторых случаях необходимо убедиться, что сертификацию проходит именно кофе, а не кофейный напиток. Эта процедура называется идентификационной. В любом случае разработчики стандартов ищут компромисс — им нужно, во-первых, не слишком обременять производителя, а во-вторых, гарантировать, что потребитель не пострадает.

Решить проблемы качества помогает добровольная сертификация (ДС), которую производители проводят для повышения спроса на продукцию. Она проводится на необязательные требования к потребительским характеристикам товаров, например, надежность, ресурс, эргономические показатели промышленных товаров, пищевая ценность, органолептические показатели пищевых продуктов.

«В России зарегистрировано уже несколько сотен систем добровольной сертификации. В них может быть проведена сертификация продукции по показателям, которые не подлежат обязательной сертификации (ОС), — рассказывает Евгений Филатов. — Организуется эта процедура в интересах обеспечения на конкурентном рынке большего уровня доверия между продавцом и покупателем (заказчиком и исполнителем) при оформлении контрактных отношений. Правила таких систем и принципы ценообразования решаются самими разработчиками. Государство в эти вопросы «не лезет». Честности ради следует отметить, что в России востребованность ДС еще невысока. Это атрибут сложившегося, отлаженного, резко конкурентного рынка с компетентными участниками. Российский рынок пока таковым не является».

Не всем желающим

Уже сейчас в самой распространенной системе обязательной сертификации — ГОСТ Р — аккредитовано свыше 1 700 органов по сертификации и свыше 4 500 испытательных лабораторий по всей России. Только в Новосибирске работает более 20 аккредитованных организаций, которые занимаются сертификацией товаров и услуг. В Сибирском федеральном округе их около 150. Самая жесткая конкуренция на рынке пищевой продукции. При этом как сертификаторов, так и лабораторий в Сибири становится все больше. Если новые лаборатории игроками только приветствуются, то появление конкурентов воспринимается в штыки. Игроки сетуют, что рост крайне неравномерен по регионам и городам. «В первую очередь это крупные города, где конкуренция сертификационных структур и ранее имела место, а теперь еще более обостряется. И это невзирая на то, что сфера обязательной сертификации качества сокращается и еще более быстро начнет сокращаться в ближайшем будущем», — отмечает Евгений Филатов. По его мнению, такое расширение уже имеет и негативные последствия: входящие на плотно занятый рынок ОС органы предлагают необоснованно упрощенные схемы, чтобы занять свое место на рынке. Чтобы минимизировать собственные затраты, недобросовестные игроки не предписывают необходимые испытания в требуемом объеме и не проводят затратных процедур проверки условий производства. Нередки случаи и продажи сертификатов. Благодаря этому они могут применять демпинговое ценообразование, которое, впрочем, устраивает многих заявителей.

Другая точка зрения на развитие рынка у руководителя Новосибирского Центра сертификации продукции и услуг Александра Кулинича: «То, что сертификация ушла в бизнес, безусловно, хорошо. Хорошо, что заявитель имеет право выбора предприятия, у которого он мог бы получить качественные услуги. С 2003 года скорость и удобство для производителей повысились несравненно. Мы проводим консультации и помогаем в подготовке к сертификации тем предприятиям, которые могут быть слабо подготовлены. С одной стороны, нельзя загружать производителя непомерными требованиями, а с другой — сертификационные органы созданы не для того, чтобы раздавать сертификаты соответствия всем желающим. С 2002 года отменено лицензирование услуг ЖКХ.

У эксплуатирующих и управляющих компаний не было документов, подтверждающих качество выполнения услуг. Многие обратились за сертификацией соответствия, но не все ее прошли, поскольку не удовлетворяли требованиям, предъявляемым к управляющим и эксплуатирующим предприятиям. Документы получили только те компании, которые имели соответствующие базу, персонал и оборудование».

Тем не менее, проблема неудовлетворительного уровня безопасности товаров, которые при всем этом имеют обязательный сертификат ГОСТ Р, очень серьезна. Заявитель (особенно это касается поставщиков, а не изготовителей), как правило, не заинтересован в ОС, и ему важно пройти ее с минимальными временными и финансовыми затратами. В условиях жесткой конкуренции «легкие» деньги интересны и для сертифицирующих структур. Формально аккредитующие органы должны контролировать сертификаторов и проводить проверки качества их работ. Но у Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии с его хроническим недофинансированием попросту нет возможности контролировать все аккредитованные органы и лаборатории. Даже ежегодными проверками охватывается только 50% сертифицирующих органов. По факту этих проверок на сегодня из нескольких тысяч приостановлена аккредитация только 14 сертифицирующих органов и лабораторий. Некоторые поставщики на условиях анонимности рассказывают о случаях, когда заявка отправлялась по факсу в Москву, где работает более сотни сертифицирующих органов, и в течение нескольких дней уже подготовленный сертификат доставлялся обратно курьерской службой — естественно, без необходимых проверок. Поймать за руку аккредитующую организацию при этом маловероятно, поскольку ни заявитель, ни сертификатор в этом не заинтересованы, а об инспекциях известно заранее.

Игроки считают, что в будущем количество органов по сертификации не увеличится, потому что рынок уже сейчас насыщен. Наоборот, для него будет характерна тенденция к консолидации. Объединение узконаправленных органов сертификации позволит им более профессионально работать на рынке, улучшать компетенции экспертов за счет слияния финансовых потоков.

По материалам электронных СМИ

Узнать больше о юридических услугах

Последние отзывы
×
Выберите Ваш регион:
Екатеринбург
Группа компаний «АВАЛЬ»
ул. Энгельса, д. 38 620026 Екатеринбург,,
+7 343 222-10-20, +7 343 222-10-30, aval@ua-aval.ru