Кому нужна аккредитация судебных представителей?

Уже давно не секрет, что на уровне ВАС РФ обсуждается идея ограничить представительство в арбитраже, предоставив такое право только тем представителям, которые будут соответствовать определённым требованиям. Идее ограничить представительство в арбитраже был посвящён круглый стол, организованный в ВАС РФ 25.10.2012 г.

Суть идеи в том, что, для того, чтобы заслужить право представлять интересы клиента в арбитражном суде, юрист должен пройти аккредитацию при арбитражном суде. Аккредитация арбитражных представителей должна будет способствовать повышению профессионализма представителей, а также их ответственности и дисциплинированности. Для этого предлагается ввести ответственность арбитражных представителей за проявление «неуважения к суду» в виде штрафов и крайней меры – аннулирование аккредитации на определённый срок, то есть своего рода дисквалификации.

Конечно же, у такой идеи есть множество противников и сторонников.

Сторонниками такой идеи являются:
 
  1. Представители адвокатуры. И не удивительно, ведь разработчики предусматривают, что представителей со статусом адвоката внесут в реестр аккредитации автоматически и без ограничений. Логика в том, что адвокаты при получении своего статуса сдают адвокатский экзамен, а потому подтверждать свою профпригодность считают излишним. Введение обязательной аккредитации арбитражных представителей значительно снизит конкуренцию адвокатам.
  2. Представители судебной власти. Считается, что с повышением профессионального уровня представителей, дела будут рассматриваться быстрее и легче, чем сейчас. Да и какому судье не хочется держать на поводу представителей, которых можно приструнить, наказать, да бы не заявляли в суде лишнего и не затягивали процесс.
Опять за старое!

В прошлом представительство в арбитраже уже пытались ограничить, но безуспешно. АПК РФ в редакции № 3 от 17.11.2005 г. в части 5 ст. 59 предусматривал, что «представителями организаций могут выступать в арбитражном суде по должности руководители организаций, действующие в пределах полномочий, предусмотренных федеральным законом, иным нормативным правовым актом, учредительными документами, или лица, состоящие в штате указанных организаций, либо адвокаты».
Постановлением Конституционного Суда РФ от 16.07.2004 N 15-П данная норма была признана не соответствующей Конституции РФ.

Кто же будет вправе представлять интересы по новому АПК РФ?

Условием для аккредитации представителя будет наличие высшего юридического образования – квалификация "юрист" по специальности "Юриспруденция" (степень бакалавра и магистра юриспруденции по направлению подготовки "Юриспруденция").

Далее, законопроект предусматривает пункт следующего содержания: "лица, аккредитованные при арбитражных судах в качестве судебного представителя, и не имеющие статус адвоката, вправе осуществлять судебное представительство только тех лиц, с которыми они состоят в трудовых отношениях".


Таким образом, представлять интересы в арбитражных судах будут:
  1. адвокаты,
  2. лица, с высшим юридическим образованием, состоящие в трудовых отношениях с представляемым.
Если с требованием о наличии высшего юридического образования ещё можно согласиться, то требование о наличие трудовых отношений у представителя с представляемым лишено всякого здравого смысла.

Насколько аргументы сторонников идеи обоснованы? Действительно ли необходима аккредитация арбитражных представителей? Кому нужна эта аккредитация?

Рассмотрим аргументы сторонников идеи.
 
Заблуждение первое: аккредитация арбитражных представителей будет способствовать повышению профессионального уровня представителей, в результате чего в суде интересы будут представлять профессионалы, а не любители.
 
Будет ли аккредитация способствовать повышению профессионализма на практике?

Чтобы ответить на этот вопрос, рассмотрим ситуацию с адвокатурой. Желающие получить статус адвоката сдают адвокатский экзамен, на котором подтверждают свои знания. Однако профессиональный уровень и ответственность адвокатов в настоящее время оставляет желать лучшего. Об этом, не стыдясь, признаются и сами адвокаты.

В моей судебной практике было дело о взыскании долга по договору займа, которое длилось почти год. Интересы истца представлял я, интересы ответчика очень солидный адвокат с опытом работы 15 лет. В ходе рассмотрения проводились две судебные экспертизы: первая была не в нашу пользу, вторая в нашу. В итоге дело я выйграл. Но самое смешное, это то, что по 95 % сумм платежей истек срок исковой давности и адвокат за столь длительное рассмотрение дела не догадался заявить о пропуске срока.

Другой пример. Лицо обратилось к двум юристам, один из которых был адвокат, с просьбой подать иск и представлять его интересы. Юристы, сперва, подали иск не в тот суд. После того, как суд возвратил им иск, указав на подсудность, они подали иск в другой суд. Но к этому моменту уже истёк срок исковой давности, в результате чего в иске было отказано (Определение Санкт-Петербургского городского суда от 15.04.2009 N 5067).
 
ВЫВОД: сдача экзамена не гарантирует высокий профессиональный уровень адвоката и уже тем более не компенсирует недостаток внимательности у адвоката.

Возникает вопрос: если сдача адвокатского экзамена не способствует повышению профессионального уровня у адвокатов, то с чего они взяли, что аккредитация будет способствовать повышению профессионального уровня у арбитражных представителей?

Сама идея ограничить представительство в арбитраже наличием трудовых отношений у представителя без статуса адвоката с представляемым, никак не может способствовать повышению профессионализма. Кто сказал, что штатный юрист лучше, чем наёмный?
 
Заблуждение второе: повышение профессионального уровня представителей приведёт к тому, что судебные дела будут рассматриваться вовремя и правильно.

Пожалуй, это самое глупое заблуждение. Чем выше профессиональный уровень представителей сторон по делу, тем сложнее становится спор.

Опытные и хитрые представители знают, как заставить суд истребовать необходимые доказательства, как оспорить доказательства другой стороны и, даже, как добыть доказательство, которого не существует вовсе.

Как думаете, легко ли судье рассматривать дело, когда с обоих сторон выступают «опытные волки»?

Более того, из моего опыта и опыта моих коллег могу утверждать, что судьи не любят «шыпко» грамотных представителей. Некоторых, даже раздражает красноречие представителей. Одному такому представителю по делу, которое я вёл, судья сказала: «сбавьте тон, мне трудно вас слушать».

Заблуждение третье: принятие западного опыта.

Сторонники идеи ссылаются на то, что в странах с развитым правосудием, уже давно существует институт профессиональных судебных представителей. Например, в США, лицо, получившее статус адвоката, получает право выступать во всех судах данного штата. Для выступления в судах другого штата от адвоката требуется либо сдача нового экзамена, либо получение соответствующего разрешения.

Итак, в чём же тут заблуждение? Дело в том, что законодательство штатов Америки серьёзно отличается друг от друга. Например: в одних штатах применяется смертная казнь, в других нет; в одних штатах совершеннолетие гражданина начинается с 18 лет, в других с 21 года. Различны также основания разводов, мер уголовного наказания за одно и то же преступление и т.д.

Как видим, законодательство штатов различно даже по тем вопросам, которые у нас регулируются на уровне одного федерального закона. Чего уж там говорить о различиях права, регулирующего хозяйственную деятельность: поставка, аренда, подряд, интеллектуальная собственность и т.д.

Таким образом, необходимость сдачи экзамена в целях получения права представительствовать в судах конкретного штата в США объективно оправданна. А у нас? У нас по всей стране действуют единые кодексы и федеральные законы. Законодательство на местном уровне отличается лишь по незначительной сфере вопросов.

Представители адвокатуры возразят, сказав, что в тех же США представительствовать в судах вправе только юристы, получившие статус адвоката. Верно. Но! Адвокатура в США не идёт ни в какое сравнение с адвокатурой в России. Получить статус адвоката в США сложнее, чем у нас стать судьёй. Там смотрят не только на знания, но и на моральный облик кандидата. Кроме того, адвокаты в США несут реальную ответственность перед клиентом за убытки, причинённые в результате своей халатности.

В России крайне редко адвокаты привлекаются к дисциплинарной ответственности, а чтобы адвокат возмещал убытки своему клиенту, такого вообще не бывает. Вот и получается, что юрист со статусом адвоката у нас ни чем не лучше юриста без такого статуса. Так за что же им давать такие привилегии?


А теперь рассмотрим, какие минусы в себе таит идея аккредитации судебных представителей.
 
1. Ограничение конкуренции.
 
С момента ограничения прав на представительство в арбитражных судах резко сократится конкуренция на рынке правовых услуг, прежде всего в пользу адвокатов. Ограничение конкуренции повлечёт за собой негативные последствия.

Во-первых, резко увеличится стоимость юридических услуг. Многие клиенты просто откажутся обращаться в суд.

Во-вторых, появятся посредники. Люди, которые не пройдут аккредитацию, не уйдут с рынка, а просто начнут перепоручать ведение дел адвокатам. В итоге, общаться с клиентом будет один человек, а вести дело в суде другой. Как следствие существенно снизится качество услуг, а стоимость повысится.

В-третьих, как не парадоксально это прозвучит, но профессиональный уровень представителей, через два года станет ещё ниже, чем сейчас. Почему? А потому, что конкуренция это стимул профессионального роста юриста. Чем ниже конкуренция, тем ниже и профессиональный уровень юриста. Сравните уровень юристов в крупных городах с уровнем юристов в небольших городках и вы поймёте, что там, где больше юристов работает, тем выше показатель качества оказываемых услуг. Более того, в арбитраж пойдут адвокаты, которые до селе занимались только уголовными делами. Сомневаюсь, что такие представители будут эффективно защищать интересы своих доверителей.
 
2. Бесчинство судей.
 
Представители судебной власти, наряду с аккредитацией судебных представителей, хотят ввести административную ответственность представителей за проявление «не уважения к суду».

За не уважение к суду представителя будут штрафовать, а за неоднократное не уважение суда в течение одного года лишат аккредитации вовсе годика так на три.

Если некоторые представители из адвокатуры в силу своей жажды наживы не способны понять, чем это всё обернётся, то другие юристы прекрасно осознают, что из них хотят сделать послушных и «пушистых» представителей.

Под «неуважение к суду» можно подвести всё что угодно: не предоставление доказательства либо, напротив, предоставление слишком большого объёма доказательств, не явка представителя, не принятие мер к заключению мирового соглашения и др.

В моей практике был случай, когда судья распсиховалась из-за того, что я не направил другой стороне предложение заключить мировое соглашение. Другая судья потребовала от меня, чтобы я предоставил расчёт суммы долга, по той методике, о которой заявляет ответчик.

«Абсурд, бред, этого не может быть» - скажете вы. Увы, это суровая российская действительность. В качестве примера, можно привести определение о принятия иска по делу № № А71-14048/2010, в котором суд определил: «Обязать стороны заключить мировое соглашение (инициатива в заключении мирового соглашения возлагается на истца)».

Введя административную ответственность судебных представителей, мы вернёмся в советское прошлое, где юристу в суде отводилась формальная роль.
 
А судьи кто?

Основной довод сторонников идеи аккредитации судебных представителей в арбитраже сводится к тому, что большинство представителей приходят в суд с низким уровнем знаний и опыта, что не позволяет им эффективно защищать интересы своих клиентов.
Конечно, трогательно слышать, что наши судьи озабочены интересами клиентов, которых представляют безграмотные представители. Но в действительности всё это красивая чепуха.

Цель сторонников идеи – снизить конкуренцию, прежде всего для адвокатуры, и ввести превентивные меры для представителей.

Не о профессиональном уровне представителей должны заботиться судьи Высшего Арбитражного Суда, разрабатывая свои законопроекты, а о профессиональном уровне судей нижестоящих судов, который у многих ниже, чем у самих представителей.
Правосудие сегодня находится в глубоком кризисе. Отсутствует формальный в силу закона подход к рассмотрению дел, положения АПК РФ судьи применяют по своему желанию.

Например, в одном деле, мы заявили о фальсификации доказательств и просили назначить почерковедческую экспертизу. Судья разъяснил уголовные последствия и отказал в назначении экспертизы, взыскав долг с клиента, который договор не подписывал (дело № А60-26633/2012). И это притом, что судья обязан проверить достоверность заявления о фальсификации доказательства согласно ст. 161 АПК РФ. Вопрос: зачем тогда было разъяснять уголовно-правовые последствия заявления о фальсификации доказательств, если судья не проверил его достоверность?

А как судьи пишут решения? Грамотно мотивированное решение редкость в наши дни. Согласно ст. 170 АПК РФ описательная часть решения должна содержать мотивы, по которым суд отверг те или иные доказательства, принял или отклонил приведенные в обоснование своих требований и возражений доводы лиц, участвующих в деле.

Заключение

Итак, если кто думает, что введение аккредитации судебных представителей в арбитраже будет способствовать повышению качества оказываемых юридических услуг, то он сильно заблуждается. Пострадают, прежде всего, предприниматели и организации, которые вынуждены обращаться через представителей в арбитражный суд.

В результате введения аккредитации представители, имеющие среднее образование и многолетний опыт судебной практики, окажутся не у дел. За них в суд пойдут «зелёные» выпускники, получившие статус адвоката.

Если бы у разработчиков законопроекта действительно было бы намерение повысить профессиональный уровень у представителей, то критерием отбора был бы опыт работы по юридической специальности у представителя, а не диплом об образовании, трудовой договор и удостоверение адвоката.

Автор данной публикации против идеи ограничения представительства в арбитражных судах, так как уверен, что под славными лозунгами, одни хотят оттяпать себе «кусок торта» побольше, другие получить больше властных полномочий.

Руководитель юридического отдела
Группы Компаний «АВАЛЬ»
Н.В. Лебеденко

Последние отзывы

Центр Восстановительной Медицины в лице директора Бадреевой Людмилы Владимировны, АНО ДПО "Академия восстановительной медицины" в лице директора Антюфьевой Екатерины Львовны выражают искреннюю благодарность Группе Компаний "Аваль" за оказанные юридические услуги. 
 
Л.В. Бадреева
Общество с ограниченной ответственностью "Юнивелер Русь" благодарит за плодотворную работу Группу Компаний "Аваль" при получении лицензии на медицинскую деятельность. Нам было очень приятно работать с Вами!
 
Высокий профессионализм, комплексный подход к решению поставленных задач, умение точно и своевременно выполнить взятые на себя обязательства - именно эти качества проявили сотрудники компании в ходе работы. Поэтому мы с уверенностью можем рекомендовать услуги ООО ГК "АВАЛЬ", как профессиональной, надежной и эффективной компании. 
 
Нам было очень приятно работать с Вами!
Заведующий медпунктом
ГАУ ДО СО ДЮСШ по хоккею "Спартаковец" выражает благодарность сотрудникам Отдела лицензирования ГК "АВАЛЬ" за ответственно проделанную работу по получению лицензии на осуществление медицинской деятельность в сфере спортивной медицины. 
 
Особенно хочется отметить оперативность и качество оказанных специалистами Отделами лицензирования услуг в рамках заключенного договора. 
 
За время делового сотрудничества Отдел лицензирования зарекомендовал себя стабильным и надежным партнером, специалисты которого являются ответственными и исполнительными профессионалами в области лицензирования. 
 
Каримов В.Р.
×